Публикации

Жемчужина Горномарийской стороны 240

30 сентября 2022г.
Автор: Наталия Кулишова, «Мироносицкий вестник» №9 2022 г.

Можно не верить, но это факт: в Смоленском соборе г. Козьмодемьянска одна икона замироточила перед пандемией два года назад, другая – нынешней весной, сразу после начала спецоперации на Украине. Подобным чудесам здесь уже почти не удивляются, ведь собору недавно исполнилось 150 лет!

В дни испытаний

– А вот эта икона с частицей мощей Целителя Пантелеймона начала мироточить еще при отце Лаврентии (Семеновом). Правда, сейчас уже миро почти засохло, – показывает третью мироточащую икону нынешний настоятель Смоленского собора протоиерей Алексий Евсеев. – Перед этим образом было несколько исцелений.

Здешний батюшка ничуть не сомневается в промысле Божием. Как и с другими мироточивыми иконами, чьи святые образы «заплакали» накануне или в начале тяжелых испытаний для нашей страны.

– Духовник нашей епархии архимандрит Иоанн (Барсуков) из Сумок мне так и сказал: мол, неспроста это, значит было посещение Божией Матери, – продолжает отец Алексий.

Он сам, как и другие православные верующие козьмодемьянцы, уверен: и земля, где стоит Смоленский собор, и его древние стены – есть место великой силы, намоленной за столетия предками нынешних горожан.

Жемчужина прошлого

В начале XIX века здесь находился Вознесенский женский монастырь. Но о нем сегодня практически ничего не известно. Сохранилось лишь подтверждение того, что современный Смоленский собор воздвигли на месте старого деревянного храма, который разобрали из-за ветхости.

– Тогда за благословением к Казанскому архиерею ездил отец Андрей Рождественский. Он и строил этот собор, и был его первым настоятелем, – рассказывает батюшка.

Так в Козьмодемьянске на бывшей Вознесенской, а ныне Советской улице в 1872 году появился красавец-собор в честь славного спасения Александра II во время покушения на российского императора. Строили его всем миром, ни средств, ни сил не жалели. Неудивительно, что до сих пор собор называют жемчужиной города и всей Горномарийской стороны.

– Этот храм воздвигнут в русско-византийском стиле, – объясняет специалист Козьмодемьянского музейного комплекса Лариса Артемьева. – Фасад богато декорирован, его украшают килевидные окна с витражами и двойные граненые колонны по всему периметру.

Впрочем, совсем необязательно разбираться в архитектурных тонкостях, чтобы оценить уникальность собора – он поражает своей легкостью, несмотря на монументальность, ажурной красотой и радостью, которая неизменно появляется в душе, стоит только увидеть издалека его купола.

– Во-первых, надо благодарить Бога, что этот храм сохранился. Ведь в 30-е годы прошлого столетия не только храмы – монастыри разрушались и исчезали с лица земли. А наш храм по особой милости Божией и любви Матери Божией сохранился, – с воодушевлением говорит отец Алексий. – Сейчас, к сожалению, утрачены сведения, почему он построен в честь Смоленской. Может быть, потому, что здесь издревле, еще при Иване Грозном, было стратегическое место на пути к Казани. А Смоленская икона, как мы знаем, образ Одигитрии – Путеводительницы.

Правый придел собора освящен в честь архистратига Божия Михаила и прочих небесных сил. Левый – в честь Александра Невского, небесного покровителя императора, на которого было совершено покушение.

Сила веры

Сегодня даже не верится, что и этот собор в советские годы не избежал участи разорения и перестройки. Хотя, наверное, ему повезло чуть больше: здесь долгое время располагался местный музей. Посетители заходили сюда с центрального входа и сразу попадали на лестницу с красной ковровой дорожкой, по которой поднимались на второй этаж в картинную галерею: картины висели на фоне сохранившихся росписей академического стиля…

Возможно, благодаря этому, да еще простым горожанам – бывшим прихожанам и музейщикам – практически в первозданном виде сохранился свод храма. И единственная древняя икона, которая сейчас в алтаре. Хотя, возможно, где-то до сих пор схоронены и другие реликвии собора, чудесным образом вынесенные из него накануне официального погрома.

– Старожилы рассказывали, что за три дня до этого какой-то человек из милиции предупредил священников, – говорит отец Алексий. – И странное дело: в те дни возле храма обозов никто не видел, а когда пришли разорять, то ничего ценного в нем не оказалось. Как и куда все вывезли – до сих пор неизвестно.

Так затерялись следы и святыни собора – Смоленской иконы Божией Матери. Хотя сегодня на этом месте другая старинная, чудом избежавшая сожжения Смоленская икона.

– Ее долгое время прятала на чердаке бабушка Меланья, а потом передала в Кожважский храм, – продолжает настоятель храма. – А уж позже люди передали ее отцу Лаврентию, восстанавливавшему тогда собор.

Дело отца Лаврентия

Признаться, имя отца Лаврентия (Семенова) вообще не сходит с уст его молодого преемника. Да и вообще в этих местах и в Йошкар-Олинской епархии батюшка – легендарная личность.

– Он много крестов поднял в своей жизни! – с восхищением отзывается о своем наставнике отец Алексий, еще мальчишкой прислуживавший настоятелю Смоленского собора. – Чем он отличался? Вот если поставить рядом батюшек – сумского Иоанна (Барсукова) и нашего отца Лаврентия, то отец Иоанн – как Иоанн Богослов, апостол любви, а отец Лаврентий – как апостол Петр – кремень, камень.

Эти слова молодого настоятеля как нельзя лучше характеризуют то поколение священников, которые начали служить Церкви в советские годы, а в эпоху демократических преобразований восстанавливали разрушенное. Каких трудов им это стоило, как говорится, одному Богу известно! Да еше Марийскому архипастырю Иоанну и местным жителям, помогавшим им по мере сил и возможностей.

Стоять храму

Так, в 1996 году в Козьмодемьянске был освящен маленький Вознесенский храм, где до этого размещалось музейное хранилище. Он как раз через дорогу от Смоленского собора, сейчас здесь в основном крестят детишек.

– А потом и сам собор был возвращен верующим, его освятили в 1998 году. Это было величайшее событие для нашего города, – рассказывает отец Алексий, который в то время был студентом Саратовской духовной семинарии. Но до сих пор помнит, как отец Лаврентий, несмотря на свои болезни и возраст, лазил по строительным лесам: руководил, планировал. Кстати, нынешний иконостас он сам чертил!

И тогда многие помогали восстановлению собора, и сейчас. Планы у настоятеля и прихожан большие: что-то доделать, другое – переделать: приход прирастает новыми людьми, расширяются воскресные школы. Кстати, думают о будущем храма и его пожилые прихожанки: многие бабушки, накопив с пенсий, заказывают для храма именные иконы.

Верят люди, что стоять храму еще сотни лет. Говорят, тому знамение было, которое видели почти сто человек.

– На 40-й день после Пасхи, как раз на Вознесение был крестный ход, его проводили вокруг здания собора, где тогда еще был музей. И вдруг на совершенно чистом небе над собором нимбом появилась радуга, моя мама там была и все видела! – с радостью рассказывает отец Алексий. – А пять лет назад я познакомился здесь с замечательным священником Николаем Агафоновым, известным писателем, бывшим ректором Саратовской семинарии. Он сказал мне сказал: «Сейчас новые храмы строят с евроремонтом, а у тебя, отец Алексий, такое благолепие! Сохрани его, пусть все так и будет!»