Публикации

Святыня родного края 1403

31 августа 2020г.
Автор: Марина Капустина, «Мироносицкий Вестник» №7 2020 год

Во все времена люди, освящая свою землю, строили святые обители, храмы и часовни. Уже в XVII-XVIII веках в нынешних границах Республики Марий Эл существовало семь монастырей: пять на горной и два на луговой стороне. Один из самых древних среди них — Спасо-Юнгинский мужской. Он был основан в 1625 году по указу государя Михаила Федоровича Романова и благословению Казанского митрополита Матфея. Просуществовав около 140 лет, обитель открыла для многих людей главный путь в жизни — путь к Богу.

К истокам

Однажды решили мы совершить поездку на родину, в Горномарийский район, в места, где когда-то находился Спасо-Юнгинский мужской монастырь. Ранним морозным утром, выехав из Юрино, переправились через Волгу. Здесь на самом берегу нас встретил величественный белокаменный храм Рождества Пресвятой Богородицы села Сумки. Мимо по тропинке спешили на службу богомольцы из ближних деревень, по всей округе разливался колокольный перезвон. Поклонившись святому месту, поехали дальше, вдоль дороги мелькали березки, деревни, села, храмы и часовни горномарийской стороны. Вот последний поворот, и мы у родной деревни. Мумариха — небольшое на сегодняшний день поселение, «нижняя», древняя часть которого в 80-е годы XX века со строительством Чебоксарской ГЭС ушла под воду. Сейчас деревня расположена на высоком волжском склоне. Отсюда, как на ладони, видна долина, где, как и прежде, бежит незаметная речушка Малая Юнга. В этой долине находился Спасо-Юнгинский мужской монастырь, а впоследствии — Спасская церковь.

Неподалеку от храма, уже в то время наполовину разрушенного, стояла деревянная школа, в которой мы когда-то учились. Школу и храм разделял небольшой сад, где заботливыми руками были посажены яблони, вишни и сливы. Каждую весну ученики старательно развешивали в нем скворечники для птиц. Эти маленькие деревянные домики оживали весной с прилетом голосистых скворцов. Вспоминаются слова матери, провожающей меня в школу в один из весенних дней: «Сегодня праздник, Благовещение, в этот день птичка гнездышко не вьет, красная девица косы не плетет — все славят Богородицу!» Тот день выдался на удивление теплым и солнечным, на уроке сидеть никому не хотелось. Как только прозвенел долгожданный звонок, ученики разбежались кто куда, а мы пошли к развалинам церкви. Пробравшись по узкому ходу в уцелевшую нижнюю часть храма, кроме груды кирпичей и печальных сводов там ничего не увидели. Но когда выбирались обратно, вдруг ощутили чей-то взгляд. От неожиданности остановились — с полуразрушенной стены, стоящей под открытым небом, на нас смотрели лики святых. Мы стояли перед ними в оцепенении, как перед чудом, которое показал нам Господь. Та стена простояла не долго, от дождей и ветров она быстро разрушилась. В советское время нам никто не рассказывал ни о монастыре, ни о церкви. Но свет любви, молитвы, «зернышки» благодати, которые там посеяны, согревая нас, со временем проросли и дали свои всходы.

Древняя обитель в Козьмодемьянском уезде

Спасо-Юнгинский монастырь, как уже говорилось выше, был основан в 1625 году в полутора верстах от устья речки Малая Юнга, впадающей в Волгу выше Козьмодемьянска. Предание гласит, что еще до взятия Казани на этом месте поселился «умоленник благочестивой жизни», который, пребывая в одиночестве и непрестанной молитве, прославился делами добродетели. Слава о молитвеннике разнеслась по всей округе, долетела до царя Иоанна Грозного, который во время похода на Казань посетил старца, и тот предсказал государю: «Претерпишь много горя, будет тебе большая радость». После взятия столицы Казанского ханства царь в благодарность Богу и из уважения к молитвеннику приказал возвести в лесу постройку. Видя благочестивую жизнь старца, некоторые местные крестьяне пожелали жить вместе с ним. Таким образом образовалась Пустынь, основание которой предание относит к 80-м годам XVI века. Имени подвижника до наших дней не сохранилось, но старая лесная тропа через «Струниху» существует и в наши дни («Струниха» — название бывшей деревни неподалеку от Козьмодемьянска).

К 1627 году на территории обители действовали два деревянных храма — в честь Нерукотворного образа Спасителя и во имя Казанской иконы Божией Матери. Около 1667 года была построена третья деревянная церковь, Спасо-Преображенская, а после того, как в 1694-м сгорел деревянный храм в честь Спаса Нерукотворного, в 1704-1707 годах в обители возвели каменную двухэтажную Спасскую церковь, главный престол которой был освящен в честь Спаса Нерукотворного, а располагавшийся в верхнем этаже придел — во имя Казанской иконы Божией Матери. К храму примыкала восьмигранная шатровая колокольня с часами и колоколами. Наиболее известными святынями Спасской церкви стали древние иконы Спаса Нерукотворного и Казанской Божией Матери, отличавшиеся большим размером и древним письмом. В XIX веке ученые Казанского университета свидетельствовали, что Спасская церковь имеет много древностей и заслуживает внимания в историческом и археологическом отношении, отмечали удивительной красоты Царские врата и хранившееся здесь древнее Евангелие, напечатанное в Киеве.

Своего расцвета Спасо-Юнгинский монастырь достиг во второй половине XVII-первой половине XVIII века. В приход Спасской церкви входили деревни Рутка, Болониха, Сосновка, Красногорка, Гаврениха, около 1720 года от монастыря отделилась Ильинская пустынь, где при содействии Спасо-Юнгинской обители в 1750 году был построен большой деревянный храм во имя пророка Божия Илии. По преданию, Спасским монастырем также поставлена Предтеченская церковь в селе Ахмылово (нынешнее название — Коротни), к обители относилась и часовня в Козьмодемьянске. Спасо-Юнгинский монастырь играл большую роль в духовной и культурной жизни Козьмодемьянского уезда. На его территории располагалось духовное правление, в подчинении которого, кроме малоюгнинской обители, находились Козьмодемьянский Вознесенский женский монастырь и восемь приходских церквей. После 1748 года в Козьмодемьянском уезде было построено четырнадцать храмов, которые, с благословения казанских архипастырей, по большей части были освящены настоятелями Спасо-Юнгинского монастыря. К примеру, храм в селе Кузнецово Козьмодемьянского уезда был освящен архимандритом Вассианом приблизительно в 1750 году по благословению епископа Казанского Луки (Канашевича). При Спасо-Юнгинской обители существовала неплохая по тем временам библиотека, в 1744 году сюда были присланы книги из Казанской Духовной консистории. С просьбой о молитве в обитель обращались из разных мест. В синодике, относящемся к XVII веку, значатся жители Москвы, Нижнего Новгорода, Казани, Макарьева, Козьмодемьянска, Свияжска, Чебоксар. Насельники монастыря вносили свой вклад в содержание казанского архиерейского дома, церковного причта, Казанской Духовной семинарии и ее студентов.

Христианское просвещение Марийского края проходило непросто, и история Спасо-Юнгинской обители является тому свидетельством. Согласно челобитным настоятеля монастыря архимандрита Мисаила, в 1652 году местные крестьяне захватили монастырские земли и поселились на них, в 1670 году участники восстания под предводительством Степана Разина и примкнувшее к ним местное население напали на монастырь, подвергли его разграблению, а насельников хотели убить. Недовольство местных крестьян вызывала передача государством в ведение обители земель, они не раз пытались похитить хранившиеся в монастыре межевые книги, думая лишить братию прав на обладание угодьями. Но особое, из ряда вон выходящее событие, произошло в 1764 году. 1 февраля около 30 или более человек ворвались в обитель с целью захвата монастырской казны, в итоге монастырь был разорен, часть братии во главе с архимандритом Сампсоном пострадала от рук нападавших. В конце того же года, при императрице Екатерине II, проводившей политику ограничения влияния церкви в обществе, Спасо-Юнгинский монастырь был закрыт, а его недвижимое и движимое имущество передано во владение Государственной Коллегии экономии.

Спасский храм и его закрытие

После закрытия обители Спасская церковь стала приходской и действовала в таком качестве до конца 1930-х годов. При храме в дореволюционное время действовала школа, с 1903 года здесь служил протоиерей Петр Екатерининский, который был также законоучителем. В селе Малая Юнга батюшка прослужил до 1914 года, затем получил назначение к храму села Покровское, а в 1917-1932 годах вновь служил в малоюнгинском храме. 22 ноября 1932 года отец Петр был арестован по ложному обвинению в контрреволюционной деятельности, 23 февраля 1933-го приговорен к 5 годам заключения, но вследствие болезни освобожден. Скончался батюшка 2 января 1935 года и был погребен на местном приходском кладбище.

Как же жил малоюнгинский приход в советское время. Моя давняя знакомая Валентина Белова вспоминает: «Уже в пять лет мама брала меня на каждую службу в церковь. Наш храм был очень красив, украшен высоким резным иконостасом и множеством разных икон. На стенах у входа слева и справа были изображены Ангелы. Краски, которыми они были написаны, очень яркие и стойкие. С особым трепетом мы приходили в церковь на Спасовы праздники. В былые времена, со всех деревень туда стекалось множество народа, чтобы отблагодарить Господа за Его милости. Люди приносили освящать плоды земные — мед, яблоки, орехи. В те годы наша церковь была центром духовной жизни. Жители ближних деревень здесь крестились, венчались, уходили в последний путь. Но уже во времена моей молодости в организациях велась пропаганда против Бога. Тех, кто крестил своих детей и внуков, вызывали на совещания и давали выговор вплоть до увольнения с работы. Несмотря на это, православные христиане хранили свою веру». Супруг Валентины Александр продолжает рассказ: «Перед самой войной руками наших отцов были сброшены с церкви кресты и колокола. Бабушки тогда плакали и причитали: «Быть беде». Двое из тех, кто сбрасывал святыни, погибли, а один из них вернулся с войны слепым. Дверь в храм вскрыли после того, как разобрали на дрова деревянный пристрой. Затем прислали активистку с ведром краски. Она сначала замазала полотняные иконы, а потом исполосовала их ножом. Спасский храм превратили в зернохранилище, до сих пор старожилы помнят гору зерна внутри храма. В 1961 году церковь взрывали, хотели разрушить ее до основания. Но стены были крепкие, строились на века, после взрыва они разрушились только наполовину. В таком виде церковь простояла до 80-х годов. Наши матери тогда молились день и ночь, чтобы не было большей беды, чтобы Господь помиловал детей и внуков».

Спасский храм был закрыт на горной стороне одним из последних, 27 мая 1941 года. Еще в 1940 году на Пасху здесь состоялось богослужение, на котором присутствовало около 2500 человек, службу совершали 9 священников, пели 4 хора. Церковь в Малой Юнге посещали в то время верующие из Еласовского, Юринского, Звениговского, Килемарского, Горномарийского районов, из Чувашии и Горьковской области. Впоследствии на основании постановления Совета Министров МАССР от 11 апреля 1961 года, храм был разрушен.

Святыня в наше время

Порой люди забывают, что «без Бога ни до порога». В начале 80-х по распоряжению местного начальства оставшиеся развалины церкви снесли полностью, целый кирпич пустили на хозяйственные нужды, а мелкими остатками засыпали ямы на дорогах. Ныне Спасский храм разрушен, но место, где он находился, до сих пор вызывает благоговение. Как и в давние времена, рядом по дороге, спешат люди, кто на работу, кто в Козьмодемьянск, по своим делам. Проходя мимо, я останавливаюсь, задумываюсь, о том, что было бы, если бы церковь сохранилась и своим былым величием возвышалась на этом месте в наши дни. Тогда радость и Божие благословение были бы у каждого христианина! Но сейчас там стоит только одинокая вековая липа, около которой поставлен информационный стенд, где размещены фотография Спасского храма и его краткая история. Чуть подальше, на возвышенности, находится приходское кладбище, где по благословению настоятеля храма села Троицкий Посад протоиерея Виктора Соловьева, трудами жертвователей устроена каменная часовенка. Л. Петрякова ухаживает за расположенной рядом могилкой протоиерея Петра Екатерининского. Когда по району идет крестный ход с чудотворной Владимирской иконой Божией Матери, люди останавливаются у благодатного места, местные жители с гостеприимством встречают паломников, накрывая на улице столы для гостей. Прихожан Спасской церкви осталось совсем мало, да и те уже в преклонном возрасте. У В.Н. Тихонова Спасский храм посещали родители. Сейчас он по крупицам собирает информацию о малоюнгинской церкви с надеждой на то, что будет возведена часовня в память о благословенном месте.

Праздничный колокольный трезвон Спасской обители, возвещавший о великих и малых праздниках, остался лишь в памяти наших предков и в глубине веков. Облетая ближние деревни, он вихрем несся вдоль речушки Малая Юнга, по великой реке Волге, там, где веками жили и трудились люди, которые хранили веру православную, мечтали о лучшей жизни и за все благодарили Господа. Нужно, чтобы люди не забывали об этом, и чтоб в их сердцах всегда жил Господь.