Сказы

Лесные Сказы. Часть 1. Осень 129

13 августа 2003г.
  • Присказка

    От людских путей далеко,
    (Знать не ведаю насколько)
    В синь-озерной стороне,
    В сырь-дремучей глушине
    Лес стоял, а в нем поляна,
    Кругом сосны-великаны.
    Под одной сосной кондовой
    Ключ струится родниковый.
    Коль испьешь из той криницы,
    То услышишь по глушице
    Рык звериных голосов,
    Шепот лиственных кустов,
    Щебет всей ватаги птичьей
    Про животный их обычай.
    Про лесные сказы-были
    Ничего не утаили.
    Вот послушайте бельчонка,
    У него в дупле избенка,
    Злат орех зарыт во мхе,
    А дуплянка на ольхе
    Закрывается берестой-
    Видно дело тут непросто.
    Тот орех подземный глаз,
    Но про то другой рассказ.
    Ведать ведает медведь:
    Есть в еловой гуще клеть-
    Под канабрами-корнями
    Клад костлявыми руками
    Здесь зарыл колдун-Кащей,
    Знать награбился злодей.
    Но Добрыня, силой спея,
    Одолел того Кащея,
    Во темницу заключил
    И цепями заточил.
     
    С той поры тот клад кащейный
    Стал под ельником ничейный.
    Но медведю все равно
    Не добраться до него,
    Сколь не ищет косолапый-
    Кладенец видать заклятый.
    Впрочем это не утрата-
    Не нужно медведю злато,
    Пчел бы диких бортьевицу,
    Чтоб медком у них разжиться.
    Вот в обмен на кадку меда
    Он поведает дорогу
    И к сокровищам в логу,
    И к Ягинишне в избу,
    И еще в какое место,
    Где курям на палке тесно.
    Дай-ка дых переведу,
    Это после расскажу.
    Главный сказ же мой о том,
    Как в дремучем царстве том
    Звери-птицы собирались,
    С ясным солнышком прощались,
    Брали искорку-светец,
    Запирали в теремец,
    Теремец тот стерегли.
    Ключ же гуси-журавли
    Уносили во Вирей-
    Царство южное зверей.
    Чтоб Пургинишна-Зима
    Лучик-искру не нашла.
    Этот сказочный слушок
    Мне поведал Ветерок.
    У него на всякий случай
    Есть затейливый стишок.

    Как Ветерок расспрашивал журавлей

    Ветерок в лежанке моховой дремал.
    Гулкий торок сосны в просини качал.
    Лесодрем осенний день укоротил,
    Болотняник мшари клюквой окропил.
    Зорь-туманно утро полыхнуло в лог,
    Журавельный складень на болото лег.
    Ветерок проснулся в лиственной трухе,
    Клюквенные брызги парились во мхе.
    На поклевке ягод сил косяк копил
    Для далеких странствий, для могучих крыл.
    Он спросил у стаи: - Ведаю я сказ,
    Есть страна такая – лето всякий час.
    Там морские дивы, горы выше туч,
    Там хоронят птицы сокровенный ключ.
    Тем ключом лишь можно отомкнуть весну.
    Коль добро дадите, с вами полечу.
    Журавельщик старый – стаи всей вожак
    Ветерку-проныре отвечает так:
    - Верно, есть на свете теплая страна,
    Где в оследку лету вновь идет весна.
    Верно, есть и птичий сокровенный ключ-
    На лесном затворе кованый сургуч.
    Но лишь волей Божьей солнышко встает,
    И весна по миру с песнями идет.
    Мы затворы рушим замыслом Творца,
    Лишь вещаем миру, что пришла она.
    В край чужой скитаться не было б нужды,
    Здесь без корма птицам не прожить зимы.
    Ты же оставайся, стереги леса.
    Журавельный складень канул в небеса.
    И своим курлыком окликая глушь,
    Предвещал начало скорых зимних стуж.

    Сход зверей и птиц

    В заречной болотине ныне
    Всех птиц и зверей будет сход.
    На конде, под толстой лесиной,
    Лесной соберется народ.
    Вот лось вострубит своим мыком,
    И все будут жребий метать-
    Кому ключевым перемыком
    Жар-лето в лесу запирать.
    Кому этот ключ заповедный
    Нести в теплый край на схорон,
    Кому тот затвор неприметный
    Дозорить до лучших времен.
    И первый пал жребий Бельчонку,
    Второй – перелетным гусям,
    Дозорить же чудо-избенку
    Медведь надоумился сам.
    Топтыге никто не перечит,
    Уж так по лесам повелось.
    Решенье звериного вече
    В осеннем бору разнеслось.
    Замшелую сдвинув колоду,
    Достали затейливый ключ,
    И тут на болотную воду
    Спустился дымящийся луч.
    И прямо на росные травы
    Искру-огонек обронил.
    В осоках утиные всплавы
    Волшебным огнем озарил.

    Бельчонок затворяет Искрицу

    Ну вот и настал тот осенний денек,
    Когда на черничных полянках
    Зайчата по инею кинулись вскок,
    Лишь лап отложились пазанки.
    И прямо по матице лонных небес
    Гусиный пролег первопуток,
    Что на полдень птичий повел складенец
    Из чернетей, цапель и уток.
    Тогда и положил в лукошко свое
    Жар-искорку рыжий бельчонок,
    И взяв чудо-ключ, лесовое зверье
    В пихтовый забрались уремок.
    Под кряжистой пихтой, в навесье ветвей
    Смолилась сучклявая кница.
    На этот пенек в дупляной ухожей
    И спрятали чудо-искрицу.
    А с нею и лета пропало тепло,
    И лист, шелуша, покатился.
    И точь вполовину денек-заревцо
    Тотчас, торопясь, сократился.
    Приладил медведь из жердины засов
    На ту вековую глушину.
    Бельчонок на семь оборотных кругов
    Замкнул зимовую избину.
    И солнышко в синем покое тогда
    Холодным бочком повернулось.
    Зимы-чародейки придут холода
    И туч снегоносная хмурость.
    А нынче еще был последний денек
    Веселого бабьего лета.
    И наш легкокрылый лесной Ветерок
    На вырубках путал тенета.

    Перед отлетом

    На закате гусь сторожевой
    Сделал круг над розовым затоном.
    И приметил: дымной пеленой
    Солнце обвилось над окоемом.
    А затем совсем сошло на нет
    И в глухой заречине погасло.
    Завтра стаю подымай чуть свет,
    Ведь придет осеннее ненастье.
    Ключ-отмыку гуси стерегли,
    Приготовив облако-долбленку,
    Чтоб его по воздухам нести
    Вслед за стаей в теплую сторонку.
    В ту долбленку кормчее весло
    Плотники бобры замастерили,
    Чтоб челнок по ветру понесло,
    Как возок на скоренькой кобыле.
    Боковины оплели лубой,
    Чтоб не выпал ключик ненароком.
    Вот и свечерело над рекой,
    И легла дрема по гусьим окам.
    Лишь канюка в темень голосит,
    Где-то в пихтачах овражных кроясь.
    Млечный Путь протоку серебрит,
    Полотенцем на стремнинках моясь.

    Отлет гусей

    Туча-копотница гонит
    Хмарь-ненастье над лесами.
    Скоро стылыми дождями
    Осень край тот заполонит.
    Чуть забрезжит, до рассветок,
    Гуси в лет поднимут стаю,
    На прощанье окликая
    Пойму дремлющей Илети.
    Им в догонку струг долбленый
    На ветрах попутных мчится.
    Там в резном ларце таится
    Ключ весны завороженной.
    Впереди вожак ведущий.
    Зорким оком держит в небе
    Он варажку на примете,
    Курс ведя в лазурной гуще.
    Ведь для каждого творенья
    Есть на свете мудрость Божья,
    Чтоб в небесном бездорожье
    Угадать то направленье,
    Где лежит страна Вирей.
    Там в Вирее вечно лето,
    Велико там птичье царство.
    Солнце огненное жар свой
    Держит там на крае света.

    На смотровой сосне

    На дальнем покате Кленового горья
    Сосна богатырская кряжилась ввысь,
    У ней на смолистом плече-изголовье
    Пути во все стороны света сошлись.
    Вот там и решил Ветерок притулиться
    И сделать дозорницу в гуще ветвей.
    И вместе с Бельчонком гусей вереницу,
    Грустя, провожал в неизвестный Вирей.
    А следом явились дожди-косохлесты,
    И сплошь затуманили гривы лесов.
    И в дымчато-сизых зеркалинках плесов
    Осела ненастная хлябь с небесов.
    Осенние виды легли в глуходалье,
    Распадки лоснились литой желтизной.
    Бельчонок и Ветер в оследку махали
    Гусиным баркасам над прошвой речной.

    Предзимник

    Прямо из медленной тучи
    Точит осенница стынь.
    Пролетом гусь заканючит,
    Лета помянув теплынь.
    Где-то в дремучем затворе,
    Где неисхоженный лог,
    Солнышко в хвойном зимовье
    Стужи опять переждет.
    Я же в безлиственной роще
    Правлю отлеток гуся.
    Пламя по ветру полощет
    Огнь жарового костра.
    В кружке всклокочет водица,
    Взбучит брусничный навар.
    Звери заречной глушицы
    Выдьте на мой самовар.
    Всех угощу чудо-чаем
    С ягодным крепким душком.
    Каждый ваш сказ нескончаем
    О житии лесовом.
    Эти звериные речи
    Тешат мне душу всегда.
    Скоро в еловые сечи
    Снега падет борода.