Церковные новости

Где был Бог, когда пылали костры инквизиции? Ответ Владимиру Познеру 600

23 мая 2017г.

Председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ В.Р. Легойда прокомментировал высказывание телеведущего Владимира Познера, который выразил опасение, что он может быть осужден за свои атеистические убеждения.

Владимир Владимирович Познер в конце последнего выпуска своей программы на «Первом канале» напомнил зрителям, что он атеист и предупредил, что его, возможно, привлекут к суду. Ссылаясь на приговор по делу блогера Соколовского, якобы осужденного за атеизм.

Однако блогера осудили все же не за неверие в Бога, но многочисленные факты оскорбления людей, за то, что те в Бога верят. Причем, это лишь одно из обвинений. А были и другие — за оскорбление женщин, больных синдромом Дауна, пациентов хосписов… В общем, то, что, как хорошо известно Владимиру Владимировичу, в западном мире называется hate speech — «язык вражды».

Впрочем, не мое дело комментировать приговор суда. Кроме того, и вопрос о возможности наказания за атеизм Владимир Владимирович обратил не ко мне. А еще уважаемый ведущий сказал, цитирую: «Когда-то за отрицание существования Бога, то есть за атеизм, сжигали на кострах. В частности, этим увлеченно занималась святая  инквизиция».

Вот здесь позволю себе немного порассуждать. Для начала одно важное уточнение: инквизиция сжигала все-таки не атеистов, точнее, не за атеизм. Сжигали тех, кто, по мнению инквизиторов, были еретиками или оккультистами, ведьмами и колдунами.

Атеизм и ересь — это не одно и то же. Да и атеистов во времена инквизиции не то, что бы было очень много. Конечно, и ведьмами эти бедные женщины не были… И вообще, католической Церкви тут гордиться особо нечем. Она, собственно, и не гордится.

По меньшей мере два Римских понтифика приносили извинения за эту темную страницу средневековой истории католичества.

Но может ли этот упрек быть аргументом преимущества атеизма над религией? Думаю, что не может.  Еще в веке XVIII, до зверств Великой французской революции, хоть как-то его можно было бы воспринимать. Сейчас — нет.

После печей крематориев и массовых репрессий в XX веке. После того, что совершали и совершили атеистические и светские режимы в XX веке, после Освенцима и ГУЛАГа... Невозможно. А ведь это зверства, несопоставимые по масштабам с инквизиторскими кострами. Атеистические фанатики погубили гораздо больше народа, чем религиозные.

Где был Бог, когда пылали костры инквизиции, спрашивает уважаемый Владимир Владимирович. Но костры инквизиции — это не свидетельство бытия или небытия Бога. Костры инквизиции — это свидетельство человеческого греха.

Ну и еще одно. Как христиане относятся к людям, в том числе, к атеистам? Не знаю, понравится ли это уважаемому Владимиру Владимировичу, но с христианской точки зрения, человек есть образ Божий. Любой человек. В том числе атеист. Так и относимся.

Теги: Все новости раздела »



Новости по теме

13 октября 2017г.
Председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Владимир Легойда ответил на вопросы интернет-издания проекта «Россия будущего: 2017 → 2035».
12 октября 2017г.
Выступая на I Международном молодежном форуме «MediaPost», председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ В.Р. Легойда рассказал студентам о современных тенденциях, влияющих на развитие журналистской профессии.
6 октября 2017г.
Владимир Легойда сообщил об основных решениях, принятых на очередном заседании Священного Синода, состоявшемся 6 октября под председательством патриарха Кирилла в Патриаршей и Синодальной резиденции в Даниловом монастыре в Москве.