Церковные новости

Интервью с В.Р. Легойдой в связи с развитием ситуации вокруг храма в "Торфянке" 592

4 августа 2015г.

Москва, 3 августа. В связи с развитием ситуации вокруг храма в "Торфянке" на северо-востоке Москвы глава Информационного отдела Московского Патриархата рассказал порталу "Интерфакс-Религия" об отношении Церкви к протестам против строительства новых церквей и о том, как такие проблемы следует решать.

‑ Епархиальный совет Московской городской епархии выпустил заявление, в котором говорится о готовности рассмотреть возможность переноса строительства храма из парка "Торфянка" на другое место. Как Вы прокомментируете это решение?

‑ Святейший Патриарх и другие представители Церкви много раз говорили, что Церковь не ставит себе задачи строить храмы в условиях неразрешенных конфликтов. Согласно решению суда, у Церкви есть полное право продолжить строительство на данном участке, однако епархиальные власти готовы рассмотреть и вариант переноса храма на новый участок в том же районе, конечно, после согласования с местными жителями. Таким образом, заявление епархиальных властей показывает полную открытость Церкви для общественного диалога.

Почему в последнее время возникает так много конфликтных ситуаций, связанных со строительством храмов, в частности в чем изначальная причина противостояния вокруг храма в парке "Торфянка"?

‑ Как я уже сказал, землю под строительство выделяют городские власти, а не Церковь, и иногда, к сожалению, выделенные участки изначально обладают конфликтогенным потенциалом. Однако неверно называть такие ситуации конфликтом местных жителей и Церкви, как это часто звучит в СМИ. На самом деле любой храм как раз и строится для местных жителей, именно усилиями инициативных групп местных жителей, как правило, и строятся новые храмы.

То же самое и с "Торфянкой". Строго говоря, конфликт там откровенно на пустом месте: если посмотреть проект, только 1% территории парка выделяют под храмовую территорию, ни одного дерева срубать не надо. Простые жители действительно обычно негативно реагируют на попытки отдать парковые территории под застройку, но всегда нужно смотреть контекст появления конфликта. Мы знаем, что актив этих "местных жителей" - это нередко одни и те же люди, систематически устраивающие провокации на многих храмовых стройках. Поэтому это лишь выглядит как протест местного населения, а по содержанию является преимущественно симуляцией общественного действия силами, которые испытывают ненависть ко всем церковному, как богоборцы эпохи революции.

Этому можно противопоставить только выступления православной общественности, которая, увы, знает профессиональных борцов с храмами в лицо. Думаю, что вся Церковь благодарна всем, чьими жертвенными усилиями участок был сохранен от вандализма, а установленный там крест - от поругания. К сожалению, доподлинно известны планы некоторых политических сил бороться с возведением храмов по всей Москве и по всей России, другое дело, что у подобных деструктивных сил попросту не хватает для этой борьбы ресурсов на всех участках "храмостроительного фронта". Важно понимать, что этих людей не заботят ни парки, ни права местных жителей: имеющие место, к сожалению, реальные случаи точечной застройки зеленых зон и жилых кварталов Москвы остаются без сотой доли внимания, прикованного к "уничтожению" парка "Торфянка". А новые храмы подобным активистам будут мешать везде - хоть в Кремле, хоть на МКАДе.

Кстати, когда проходили общественные слушания по поводу строительства храма при МГИМО, основными критиками были такие же активисты, не имеющие отношения к району, это я знаю на личном опыте. То есть надо отличать реальных местных жителей от "мертвых душ", увы, причисливших себя к жителям района из соображений ненависти к вере.

Конечно, в "Торфянке" среди протестующих были и есть настоящие жители окрестных домов, но многие просто стали жертвами страшилок про застройку в несколько гектаров, вырубку половины парка, покойников, которые непрерывным потоком будут доставляться в храм на отпевание. Как будто мы сами бессмертны

Как, по-Вашему, должны разрешаться подобные ситуации?

‑ В идеале они вообще не должны возникать. Но в противном случае - разрешаться путем диалога, как в случае с "Торфянкой". Как вы знаете, Патриарх Кирилл, когда противостояние накалилось до опасных пределов, лично выступил с обращением ко всем участникам этой истории с призывом избегать провокаций и спокойно дожидаться судебного решения. Слова Святейшего оказали миротворческий эффект, и эскалации конфликта удалось избежать. И, как видите, Церковь готова ради сохранения общественного согласия рассмотреть возможность получения другого участка под храм в том же районе, чтобы полностью исчерпать инцидент. Надеюсь, что в дальнейшем у Церкви, общественности и городских властей будет получаться согласовывать проекты новых храмов ко всеобщему согласию без подобных инцидентов.

А зачем вообще нужен новый храм в этом районе? Многим кажется, что в Москве и так достаточно храмов, и нет необходимости строительства новых по "программе-200". Кто финансирует программу? Какова роль города/государства в этом проекте?

‑ Может, это покажется странным, но по числу культовых сооружений на душу населения Москва во много раз уступает многим западным соразмерным городам - скажем, Лондону или Нью-Йорку, визиткой которых храмы не являются.

Да и по российским меркам Москва среди всех регионов страны с большинством традиционно православного населения по числу храмов на душу населения находится на последнем месте. И вполне понятно, почему так получилось: население города за советский период выросло многократно. А во времена богоборческого режима, разумеется, никакие церкви строить никто и не думал.

Что касается финансирования программы - оно идет за счет самой Церкви, то есть за счет пожертвований. Это и непосредственно "кружечный сбор" в самих строящихся приходах, и, безусловно, существенные суммы от отдельных благотворителей. Пожертвовать на храм или приобрести новую яхту и футбольный клуб - хорошее свидетельство о нравственном выборе человека. Если говорить о роли государства, то городские власти бесплатно выделяют земельные участки приходам, это устоявшаяся практика в России по отношению ко всем религиозным организациям.

То есть программа строительства храмов в Москве - выражение естественного желания людей преодолеть последствия "атеистического градоустройства", которое не предполагало, что среди образованных жителей городов могут найтись верующие. Просто иметь возможность выйти из дому и помолиться в достойных условиях.

Статистика вещь обманчивая, многие противники программы утверждают, что и те храмы, которые существуют, стоят полупустыми...

‑ Люди, которые это утверждают, скажем так, не очень осведомлены в вопросах веры. Если зайти в средний московский храм во вторник днем, то, конечно, он будет стоять пустым. Это, например, как посетить стадион, когда нет матча, и удивляться, зачем нужно такое пустующее циклопическое сооружение, да еще и за государственный счет. А вот воскресным утром на литургии в этот же храм придет столько верующих, что они в нем не смогут поместиться. А ведь еще есть двунадесятые праздники, есть Рождество, Пасха... Поэтому в заявлении Московской городской епархии по "Торфянке" четко декларируется, что в интересах местных жителей программа строительства новых храмов будет продолжена.

"Интерфакс-Религия"

Синодальный информационный отдел
Московского Патриархата